Новый год на Канарах. Погружение


Доминикана, Мальта, Хайнань, Багамы, Мальдивы, Канары... Экзотика,.. романтика... Они манят, эти названия, создают таинственную дымку существования сладкой жизни где-то, но не здесь, где мы живём. Где-то там, на далёких островах наверняка можно познать земной рай. А одно только осознание того, что зимой бывает плюс двадцать и даже больше, да ещё и возможность окунуться в ласковые воды океана... Словом, однажды и меня занесло на Канары, да ещё и на новогодние праздники – хотелось погреться.

 

 
В отеле предложили несколько увлекательных поездок. Как сейчас помню, мне очень хотелось спокойно смотреть какую-то древность (замки, развалины древних храмов), но мой попутчик был настроен решительно, а продавец "увлекательных поездок" ещё более решительно, и мой, размягчённый предвкушением земного рая организм, не имел сил сопротивляться. И вот, вместо созерцания древности, мой размягчённый мозг согласился на следующую программу: скачки на лошадях по пустыне (опыт в седле нулевой), путешествие по дну Атлантического океана на подводных мотоциклах (плавать я тогда не умела совсем), осмотр канарианских пирамид (как уступка моему маниакальному желанию посмотреть что-то древнее), рыцарский турнир и на закуску – разделить один трудовой день с фермерами со страусиной фермы. В самом отеле предполагалось торжественно встретить католическое Рождество, а затем и Новый год с пышным застольем и искристым весельем. В общем, не соскучишься.
 
Греться, как выяснилось, в декабре-январе лучше всего в русской бане. Холод стал моим верным спутником на все дни пребывания на Канарских островах. Но вездесущие немцы, видимо, сделаны из других запчастей, только они важно вышагивали по Тенерифе в шортах и майках. Впрочем, никто никого не обманывал: Канары – острова вечной весны, не лета, а именно весны, так что погода соответственно сезону.
 
Рождество и Новый год были похожи друг на друга как близнецы, исключением стала только выпивка. Перед входом на банкет девушка в красивом платье выдавала каждой даме по цветку (это для веселья). Далее всех запускали на заранее определённые кем-то места в огромном длинном зале с длинными столами от стены до стены. Яркий свет, совершенно голые стены, три перемены блюд с малюсенькой порцией чего-то там в середине тарелки, больше похожих на пробники, чем на еду, с интервалом полчаса-час, в заключение (именно в конце) – торжественный разнос официантами по бокалу вина на Рождество и бокалу шампанского на Новый год, – всё это в течение трёх часов при абсолютном молчании какой-либо музыки, анимации или хоть чего-нибудь. Наверное, предполагалась оживлённая беседа между молодой парой из России и компанией француженок неопределённого возраста за пятьдесят, которые не переставая дымили в потолок. Самое обидное, что всё это происходило при полном отсутствии новогодней ёлочки с приветливыми огоньками. Искристое веселье было отделено территориально от места приёма праздничной пищи и заключалось в тривиальной дискотеке, которые и так случаются в отелях определенного уровня. Но Новый год мы всё-таки встретили отлично! Ночью в местных новостях был показан обзор по разным странам – коротенькие репортажи о встрече Нового года. И вот когда показали как на Красной площади под бой курантов наши "придурки" (на фоне спокойно-чопорных стран Европы наши были показаны испанцами именно так, двух мнений быть не может) стали орать "С Новым годом – С Новым годом!!", разливая шампанское по пластиковым стаканчикам, мы откупорили совершенно тёплую бутыль шампанского Dom Perignon (там оно стоило неслыханно дёшево – в три раза меньше Москвы, – нельзя было устоять), у нас наконец-то случился Новый год.

Это ладно. Ещё предстоял великий переезд пустыни на лошадях. Когда экскурсовод по лошадям, сам похожий на мустанга, узнал, что опыта в седле я не имею, то лицом он слегка покривился и только. Мы с лошадкой гордо отправились в ту же группу, что и все. Но, видимо, человек-мустанг что-то шепнул моей лошади про моё неумение, потому что она ни за что не хотела слушаться моих команд, коим нас научили, и вообще вредничала постоянно, шагая не там, где я её просила. Она просто мотала головой на любое натяжение повода и делала потом что хотела, как-будто мотание головой всё отменяет. Ну милейшее создание! Она же меня и выручила с этой своей вредностью. Немного отъехав в пустынные места, мы (человек 30 верхом и два инструктора) направились по указанной протоптанной экскурсиями тропинке. Всё было довольно спокойно, если не считать мелких пакостей человека-мустанга, выкрикивавшего иногда кличку моей лошадки и короткую команду по-испански, которая означала что-то весёлое, потому что после этих выкриков моя четвероногая подруга неслась, пригарцовывая как-то особенно весело, становясь изредка на задние копыта, мне с трудом удавалось её успокоить, потом она, как обычно, вредничала, а потом новый окрик и всё повторялось. Но это всё ничего в сравнении с тучей, которая надвигалась на нас с океана, её цвет нельзя было назвать никак, кроме как чёрный, а размеры, мягко скажем, ужасали (краёв её видно не было). Я ожидала от неё по-меньшей мере урагана. На наши вопросы сопровождающие лица после напряженного вглядывания в даль отвечали, что мы успеем прибыть к месту назначения раньше, чем туча нас накроет. Я предлагала вернуться, часть путешественников меня вяло поддерживала. Инструкторы заверили, что ничего страшного не случится (им же хотелось отработать экскурсионные деньги). Ну что вам сказать,.. они не угадали. Спустя три минуты после разговора поднялся ветер, сдёргивающий одежду с тел (джинсы, конечно, никуда не делись), а ещё через минуту с чёрного неба обрушилась вода. Мне приходилось стоять рядом с Ниагарским водопадом, так вот в тот момент показалось, что я очутилась в самом его эпицентре. Причём хлестала вода, повинуясь ураганному ветру, не просто сверху, а почти по-горизонтали и заливалась изрядными порциями прямо в одно ухо, так что держать повод теперь приходилось одной только рукой; и за шиворот. От шлема наездника (высокий такой котелок) пришлось отказаться ещё при выезде из-за толстого слоя грязного жира на внутренней стороне и природной брезгливости, так что голова теперь принимала основной удар, а такие потоки воды воспринимались телом именно как лёгкое избиение или слишком жёсткий массаж. Экскурсоводная тропа тут же превратилась в реку, лошади скользили, как на лыжах и ржали так, что душа разрывалась на части. Зато прекратилось подзадоривание моей лошадки инструктором-мустангом. Вся эта обстановка способствовала впрыску такого количества адреналина в мою кровь, что лошадка наконец-то прочувствовала кто тут царь зверей и её полное игнорирование моих команд перешло в конструктивный диалог со мной. Мы не стали с ней плестить, оскальзываясь как остальные в бурную реку среди мокрого песка. Мы взобрались на какую-то вершину и выбирали там наиболее крепкие на вид мокрые кочки, она переставала слушаться лишь когда я начинала сомневаться в дальнейшем маршруте, тогда я позволяла включать ей её вредность и она, следуя животным инстинктам выводила нас обеих на безопасные кочки. Так что неважное физическое состояние было с лихвой компенсировано ощущением этого единения с неговорящей живой душой, а временами и чувством превосходства над покорённой скотиной. Плюс реальная опасность (некоторых бывалых наездников лошади сбрасывали и носились потом в панике, не желая больше никого катать), плюс адреналин – м-м-м-м-м... незабываемо. Длились эти водные аттракционы где-то минут сорок, а, может, час, хотя показалось гораздо дольше. Нас на протяжении пути подбадривали тем, что по приезду мы будем вознаграждены напитками, это звучало как награда. И вот по прибытии, а надо ли говорить, что все были абсолютно мокрыми, нас посадили под продуваемый навес из соломы. И торжественно вынесли ледяные напитки, среди которых помочь могла бы только водка, хоть и не употребляю, но в тот раз не отказалась бы. Но водки не было, хотя все мечтали. Ну не могут дрожащие мокрые люди пить холодную газировку. Программа, видимо, не пересматривалась с лета. На настоятельные просьбы хоть за деньги, хоть как предложить умирающим чаю или хоть кипяточку, был получен отказ. На просьбы досрочно вызвать автобус для обратной дороги был получен отказ. Оно и понятно: бизнес превыше всего – деньги получены за верховую прогулку и прохладительные напитки, а в конце дня – обратный автобус, – получите согласно прейскуранту. Правда, был ещё шашлычок, совсем маленький, но зато прямо с огня. Правда народу было много и этот умник с шашлыками неторопливо их поджаривал и складывал на подносик, а народ тем временем окоченевал, скрючивая пальцы вокруг стаканов с напитками. На продажу были предложены сухие (!) футболки с рекламой крупными буквами того места (конефермы), где мы оказались. Я отказалась принципиально. Используя испанский мат (мой спутник отменно им владел, проживя 5 лет в общежитии с латиноамериканцами), иначе не получалось просто, мы отвоевали место рядом с печкой, в которой жарились шашлыки. Рядом с этим обогревателем души можно было существовать почти не выбивая дробь зубами. Рядом были закрытые помещения со стенами, но они не предлагались даже за деньги. Когда мы вернулись в отель, оказались в своем умеренно тёплом номере, оказалось что ураган вырубил всё электричество напрочь везде и кипяточком мы разжиться так и не сможем, но! в ванной была горячая вода, надо ли говорить где мы провели ночь? Это было счастье и почти обещанный рай (всё познаётся в сравнении).
 

А вот и моя норовистая лошадка.
 
Страусиная ферма была местом более мирным, чем предыдущее. Страусы оказались не хуже ворон любителями склёвывать всё блестящее, особенно заколочки с головы и цепочки с серёжками, значки и лейблы с бейсболок. Но в целом мирные существа, с удовольствием берут из рук травку. Один страус без устали танцевал "Цыганочку" с выходом, говорят, застрял на каком-то этапе брачного танца, может, несчастная любовь, разбитое сердце и всё такое?... Это осталось тайной. На обед нам предложили суп со страусятиной (кто не пробовал – на вкус нечто среднее между говядиной и курятиной, скорее первое) и яичницу из страусиного яйца, которая отличается от традиционной тем, что при готовности сохраняет "соплистую" структуру сырого яйца, то есть белок не белеет, как мы привыкли. После сытного обеда на аукцион была выставлена скорлупа этого самого яйца под предлогом того, что его владелец исполнит своё заветное желание, если отпробовал этого блюда впервые в жизни. Мы с моим спутником были как раз впервые. На моё удивление, он принял участие в аукционе, да так азартно, что в конце концов выкупил эту скорлупу, основательно пободавшись с конкурентом и подняв цену с 20 до 100 валютных единиц. Глупость, – скажете? А желание-то исполнилось... Хорошее желание.
 


Рыцарский турнир – театрализованное представление, не более того. При входе в замок (я наконец-то увидела замок вблизи) всех встречает "король" и лично пожимает руку приехавшим... "королям" (всем надевают короны по прибытии и мантии определенного командного цвета). Встречающий король – вялое существо с вялым рукопожатием, которое одновременно проталкивает вас вглубь коридора, чтобы не задерживать толпу страждущих. Сам турнир сопровождается поеданием куриных ног (антураж такой под древние состязания) непременно голыми руками, приборов принципиально не дают, и испитием испанского вина из кубков, жаль, нельзя было бросать кости в выступающих. Наш лиловый рыцарь (все русские были в лиловых накидках) гордо бился на арене и периодически подскакивал на коне к нашей трибуне за поддержкой. Нам объявили, что победит тот рыцарь, который будет сильнее всего поддержан зрителями. Такого массового ора и топота я никогда не слышала. Горло моё было сорвано безнадежно на два дня. Но... победили немцы, хотя русские заподозрили неладное сразу после турнира, потому что немецкая пивная команда была не так уж убедительна. Действительно, заговор был раскрыт, когда после (!) турнира нам раздали рекламные проспекты этого действа, из которых было понятно, что лиловый рыцарь проигрывает всегда! из года в год, неся это позорное бремя. Не удивительно, что когда несколько хрупких россиянок подошли сфотографироваться со своим рыцарем, он при своих гигантских размерах испуганно попятился... Видно, был уже знаком с русским гневом.



Пирамиды были моим отдохновением таким долгожданным и таким благонастраивающим! Это была настоящая познавательная неспешная экскурсия, о которой я мечтала. Приятно было ещё и узнать, что не все пирамиды являются захоронениями кого-то. Канарианские пирамиды были просто местами всеобщего моления богов о чем-нибудь насущном вроде дождя во время засухи или вожделенного здоровья во время эпидемии. Эдакие квадратные площадки на возвышении, к которым со всех сторон ведут ступени, таким образом получается пирамидальная структура. И денёк был тёплый, в общем, то что надо.

Рядом с этой пирамидой когда-то жило племя Гуимар – аборигены Канар

C главной пирамиды наблюдается двойной заход солнца – садится, потом снова появляется и снова садится (оптический обман зрения). Пирамиды имеют чёткую геометрию. Тур Хейердал защитил территорию пирамид от сноса. Здесь должны были стоять новостройки.

Лодка Тура Хейердала.

И вот долгожданное погружение на подводных мотоциклах. Название мотоцикл, конечно, внушало определённое уважение и трепет. Предполагался, как минимум, приятный драйв от езды и удовольствие от разглядывания морских глубин. Настал день икс. Мы оказались на палубе довольно большого катера. Народу набралось прилично, – продавец "увлекательных поездок" постарался. Публика разношёрстная: старики, молодёжь, немцы, конечно, куда без них, и пара русских: молодой и… ну, не молодой. Выдали нам всем по костюму для подводного плавания. Костюм оказался мокрым (опять же народу много, продавец путешествий старается вовсю, ребятам надо отрабатывать деньги, а на лишние костюмы не хватает – это понятно), а мы попали во вторую группу, т. е. в мокрых костюмах под освежающий ветерок ждали на катере, пока всплывут предыдущие безумцы. Я сидела и медленно замерзала, мне сказали: ничего, в воде согреешься. Молодой русский оказался разговорчивым и представился "знатоком погружений" и вовсю делился познаниями о подводном плавании, так как из объяснений инструктора на непонятном языке, который потом оказался английским, мы поняли только знак ОК. Я твердо усвоила из объяснений "знатока", что мне в рот должна обязательно попасть штука, из которой ко мне будет поступать кислород. Когда, наконец, приплыли грустненькие люди из первой группы, от моего желания занырнуть остался только маленький хвостик.

Но отступать было некуда, "Москва за нами", да и деньги заплачены, и я шагнула в пропасть. Пропасть оказалась еще холодней, чем её ожидание, а мотоцикл – облезлой железякой с маленьким пропеллером сзади, как у Карлсона, напоминавшей скорее старую утку с ручками по бокам и перевернутой кастрюлей сверху из помутневшего, но все еще немного прозрачного пластика. Кастрюля, как выяснилось, должна была увенчать мою, подернутую холодовым тиком, голову. Об этом недвусмысленно намекнул инструктор, согнув меня пополам и воткнув, держа за затылок мертвой хваткой, в эту посудину. Потом он отплыл от меня, устроился ровно напротив и стал пристально вглядываться мне в лицо. Я нетерпеливо и вожделенно смотрела на заветную штуку, торчащую у него изо рта. У него-то она была! Он знаками велел мне дышать. Какой коварный! Затащить меня сюда, чтобы посмотреть как красноречиво я буду умирать!

В голове пронеслись какие-то детективы и триллеры, заботливо предложенные подсознанием. Но будучи человеком добрым, я попробовала предположить это и в другом создании божьем. Я твердо решила, что бедняга забыл предложить мне прекрасную вещь, выдающую живительный газ, и стала показывать руками что именно является пределом моих мечтаний. Он внимательно меня "выслушал" и ответил знаком "ОК", а дальше показал большим пальцем вниз, что очевидно указывало на дальнейшую траекторию движения. Да, подумала я, куда же еще. Вниз, конечно! И обреченно попыталась вздохнуть. Воздух в кастрюле оказался сырым и спертым, к тому же его было откровенно мало. Ну что ж, умирающему не до привилегий, где-то внутри я хотела успокоиться и принять последние секунды достойно, но мое естество боролось за жизнь самым наглым образом и я глотала остатки кислородных молекул, как никогда в жизни.

Инструктор вновь обрел интерес ко мне и его небритая, обугленная солнцем морда была настолько невозмутимой, что во мне забрезжил лучик надежды. Он показал мне какими-то неземными знаками, чтобы я вела себя приличней и снова "ОК". Я решила, что он прав, остатки воздуха надо расходовать более разумно и тогда, быть может, он сжалится надо мной и отпустит наверх. Я-то ведь ничего плохого ему не сделала. Когда мои проблески разума стали ему заметны, он подкрался сзади и чем-то щелкнул на моей железной утке. О чудо! В моей кастрюле разлился чудесный горный воздух. А позади меня потянулся шлейф из пузырьков… Не знаю, была ли я когда-нибудь еще более счастлива. Пожалуй, сходные ощущения меня посетили в Обнинске на реке Протве, когда меня, мысленно попрощавшуюся со всеми, выдернул из протвинских глубин малознакомый паренёк, ухватив за первый предмет, попавшийся под руку – верх от купальника. Верх при моем появлении из вод растянулся и расстегнулся, повиснув на шее, но мне тогда это было уже все равно.

Далее, держась за железных уток, важно вертя головами, одетыми в кастрюли, крутя пропеллерами, наша доблестная группа со скоростью беременной черепахи направилась покорять подводное царство, обильно снабжённое обитателями океана, заранее любезно изловленными инструкторами в сеточки, чтобы мы лучше могли их разглядеть и с отдельными экземплярами даже сфотографироваться. Бедные морские звёзды и медузы с осьминогами путались в сетках. Меня трясло. Не столько от возмущения за попрание прав обитателей дна, сколько от ледяного холода. Мне сводило не только мышцы, но и кости тоже. Мой верный спутник из соседней кастрюли сочувствовал, как мог. "Знаток" погружений из нашей группы откровенно ржал. Не стоит и говорить о тех чувствах, которые я испытала, когда по завершении нашей чудесной прогулки, настало время горделиво подняться на борт, скинуть утлые одежды и вдохнуть аромат собственного полотенца.

Потом в ожидании твердыни берега я обильно подставляла солнцу все, что могла, кутаясь во все, что было предложено, и торжественно произносила себе: никогда, никогда больше я не буду разглядывать внутренние красоты морей и океанов лично. Только по телевизору!

Впоследствии знаток погружений за рюмкой делился с нами опытом. К моменту нашего плавания у него было только одно погружение, перед которым он обильно отмечал со своим инструктором свое решение начать заниматься дайвингом. После чего на тренировке он был вынужден досрочно всплыть и долго блевал на берегу в руки инструктора, который, видимо зачитывал потраченное время в счёт тренировки.
 

Эта фотография сделана мной в континентальной Испании, sorry :))) – просто очень нравится :)))

Ну вот и все приключения – полный отчёт. Сюда не вошли только все случаи бегства по улицам Плайя де Лас Америкас от назойливых чернокожих продавцов швейцарских часов за 12 долларов и толстых золотых браслетов по демпинговым ценам от 2 до 5 долларов. Иногда казалось, что они готовы задушить, если не выберешь что-нибудь из их блистающих дороговизной распахнутых плащей-витрин. Опускаю и приключения чудесной, задорной и вечно молодой Гали 50 лет, с которой мы познакомились и от души дружили потом. Она большая любительница поездок в одиночестве, водки и ликёра Бейлиз в больших количествах, а ещё она в России продаёт детей иностранцам из детдомов, ну, в смысле, – способствует усыновлению – легально, конечно. И потом бесподобно рассказывает анекдоты исключительно на тему отцов и детей. Надо было видеть, как Галя ходит с колючкой от морского ежа в пятке на высоких каблуках, заливает это горе водкой, не без жалости выливая остатки на раненую пятку и утверждает, что всё само пройдёт, а к врачу ехать – денег жалко, хоть их и возместят потом по страховке. Опускаю также подробности сватовства англичанина к молодой воспитательнице детского сада Маше, отельной знакомой нашей Гали, как англичанин был ею отвергнут по причине того, что зубы у него торчали вперед, и она профессионально утверждала, что это из-за сосания соски лет до пяти.

В общем, Новый год теперь я встречаю дома под бой курантов и треск салютов за окном. А названиями загадочных островов меня не проймёшь.


Оставить комментарий

Ваше имя: