Волосы или… Кошмар в брачную ночь


Сижу я недавно в парикмахерской, ох, простите, в салоне красоты. И моя парикмахерша, простите, мастер (или мастерица?) по красивым причёскам, понежив мои волосы чем-то из последних разработок мировой косметической промышленности, закутала мои волосы вместе с мыслями в пушистое полотенце и сказала, что так надо посидеть 15 минут, чтобы было у меня в жизни всё хорошо и счастье тоже чтобы было. Сама же, отойдя к соседнему столику, принялась раскладывать в ряды длинные пряди светлых волос, а потом стала крутить из них весьма привлекательные локоны с помощью плойки.

– Будете кого-то украшать? – спрашиваю.

– Невесту… – был ответ с блаженной улыбкой.

– Научились делать, – говорю.

– Они настоящие, – сказала она и зачем-то дала мне понюхать эти волосы. Клочки настоящих волос пахли дорогим, но как бы полинялым парфюмом, так могут пахнуть сразу несколько платьев, надушенные в разное время разными духами, но висевшие долго вместе, обмениваясь запахами.

 

Мои закутанные мысли понеслись по своей воле в разные стороны, предоставляя мне всевозможные картинки. Вот красавица невеста важно шествует с женихом под венец, им говорят важные напутственные слова и потом разрешают скрепить брачные узы прилюдным поцелуем, полным страсти, конечно. Все эти локоны, искусно приколотые на чудной головке мастерицей, красиво кивают вместе с головой невесты. И жених, и гости, – все восхищены её совершенством. Она нежна, мила, у неё есть красивое свадебное платье, букетик невесты, розовые щёчки, обручальное кольцо и нежно кивающие длинные локоны, и даже согласный на всё это жених. Подруги завидуют и весь вечер крепко выпивают в честь молодой четы, теснее прижимаясь праздничными платьями к друзьям жениха. Потом под весёлые крики друзей, а может совсем тихо и незаметно, молодые уплывают в уединённую опочивальню, которая, где бы она ни была, трепетно ждёт молодых, чтобы предоставить их наконец-то друг другу.

 

И я отрываюсь от толпы друзей и подруг и бесстыдно следую за ними, ведь это мои мысли в моём полотенце и ещё есть время посидеть вот так, безо всякой деятельности. Я допускаю, что дорвавшийся, наконец, до главного жених (уже муж) полный законной страсти бросается обнимать и всячески сжимать свою уже не невесту, и стараясь вынуть её плечи из свадебного шёлка и гипюра, случайно сдёргивает с неё и пару свисающих тут же локонов... Нет, так не пойдёт, некрасиво получается. 

 

Я меняю ход мыслей. Допускаю, что он созерцатель и любитель потянуть удовольствие. Вот он лёг или сел, а она кокетливо и неторопливо ставит ножку, затянутую в белый чулок на супружеское ложе, а потом как бы между прочим задрав белые юбки к самым интересным местам, не спеша стягивает белые подвязки, а потом бросает ему. Потом разбрасывает в стороны чулки, платье и... волосы. Нет, не так, потому что следующим логичным жестом должно стать изъятие вставной челюсти. 

 

Меняю направление. Она умна, она всё продумала заранее, ведь она любит своего мужа, и с загадочным видом уходит на минутку в другую комнату и выходит к нему уже совсем обнажённой, такой же румяной и... без волос. Ой, опять не получается. Действительно, разительные перемены с внешностью не могут не сказаться на восприятии новоиспечённого мужа. Одно дело, когда она под венец идёт с волосами. Мужчины ведь, кажется, не слишком щепетильны в таких вопросах: ну не заметил, как отросли в пылу подготовки к свадьбе. Это ведь тоже нервы, заботы, у некоторых и по полгода до торжества. И совсем другое дело, когда он готов обнять законную супругу и у неё чего-то не хватает вдруг в первую же совместную законную ночь. Он должен бы напрячься на тему: а что потом? Чего он должен лишиться в будущем? Первая ночь, и сразу такой обман!

 

Нет, не нравится. Всё переделаю. Никуда она не выходит, ничего там не снимает, а с ловкостью разведчицы уворачивается волосами от его захапывающих всё на своём пути рук, потом страстно уворачивается от попыток уложить её на какие бы то ни было подушки и вообще куда либо головой. В особо страстных моментах красиво встряхивает головой вместе с этими надушенными многократно кудрями, потом усыпляет мужа и под его сонное мурлыканье снимает наконец плоды парикмахерского мастерства и прячет, прячет и прячет их! Под кровать, в чемодан, в сумку, под замок, ух, всё! Сложилось! Ура! 

 

Ну когда же снимут это полотенце? Нет, она не спешит ко мне, она навьючивает кудри дальше и мысль, по коварству схожая с иностранным шпионом, закрадывается под моё полотенце: а утром? Утром он должен удивиться, что волос и кудрей уже нет?..

 

Ну вот и спасение. Моя мастерица идёт ко мне уверенной походкой пожарного и разворачивает мою многострадальную голову. Фух, наконец-то. Мою голову увлекают под ласковые струи воды и она смывает с меня и живительно-питательную маску для волос, и ненужные мысли и проблемы завтрашней невесты. Я возвращаюсь сама к себе. Хорошо, что мои волосы на месте и у меня есть муж. Я-то, помнится, в своё время только белый цветочек с головы сняла и...

 

Всем приятных воспоминаний!



Оставить комментарий

Ваше имя: